Обезболивание при операциях по поводу феохромоцитомы

Феохромоцитома

Обезболивание при операциях по поводу феохромоцитомы

Феохромоцитома это катехоламин-продуцирующая опухоль, развивающаяся из хромаффинных клеток.

В большинстве случаем такие опухоли располагаются в надпочечниках (адреналовые феохромоцитомы), хотя около 10% таких образований возникает вокруг симпатических ганглиев вне надпочечников (экстраадреналовые феохромоцитомы или паранглиомы). Термин «феохромоцитома» обозначает опухоль темного цвета, что связано с окрашиванием опухолевых клеток солями хрома.

Феохромоцитомы значительно чаще поражают правый надпочечник и характеризуются несколько большей частотой среди женщин. Пик частоты заболевания приходится на 3-5-й десяток жизни, причем в 10% случаев опухоли злокачественные. Феохромоцитомы выявляются у 0,1% пациентов, страдающих гипертензией.

Хотя феохромоцитома встречается редко, чрезвычайно важно установить правильный диагноз, поскольку опухоль, если ее вовремя не обнаружить и не удалить, может приводить к жизнеугрожающей гипертензии или сердечным аритмиям. Точная диагностика и лечение позволяют добиться полного выздоровления.

Следующее правило десяток указывает на некоторые признаки феохромоцитом: в 10% локализуются вне надпочечников, в 10% злокачественные, в 10% двухсторонние, в 10% выявляют случайно, в 10% встречаются у детей и в 10% развивается рецидив.

Причины феохромоцитомы, патофизиология

Установлено, что феохромоцитомы возникают в сочетании с некоторыми наследственными заболеваниями.

Феохромоцитомы диагностируют примерно у 50% пациентов с множественной эндокринной неоплазией (МЭН) типа IIa, у 50% пациентов с множественной эндокринной неоплазией (МЭН) типа IIb, у 1% пациентов с нейрофиброматозом I типа и у 20% пациентов с болезнью фон Хиппеля-Линдау. У пациентов с синдромом множественной эндокринной неоплазиеи (МЭН) и проявлениями феохромоцитомы в 50% случаев опухоль имеет двухстороннюю локализацию.

Симптомы феохромоцитомы

Клинические проявления феохромоцитомы обусловлены избыточной продукцией катехоламинов. Хорошо известны биологические изменения, которые вызывают катехоламины в различных тканях организма.

Стимуляция a1-адренорецепторов приводит к повышению артериального давления, увеличению сократимости сердечной мышцы, вызывает гликогенолиз, глюконеогенез и снижение тонуса кишки.

Стимуляция a1-адренорецепторов вызывает ускорение сердечного ритма и увеличение сократимости миркарда.

В нормальной мозговой ткани надпочечников высвобождение катехоламинов происходит при нейрогенной стимуляции. Поскольку феохромоцитома не иннервируется, высвобождение ее катехоламинов запускается другими стимулами, возможно при изменении кровотока в опухоли и при прямом давлении на надпочечники.

Ускоряют выделение катехоламинов феохромоцитомой такие факторы, как роды, вводный наркоз, применение рентгенконтрастных препаратов, опиоидов, антагонистов дофамина, ингибиторов обратного захвата катехоламинов (например, трициклических антидепрессантов и кокаина) и препараты, применяемые при простуде.

Диагностика феохромоцитомы

Пациенты с феохромоцитомой обычно испытывают приступы сердцебиения, головных болей и выраженного потоотделения (классическая триада) на фоне повышенного давления. Примерно у 50% пациентов гипертония имеет пароксизмальный характер, причем приступы могут варьировать по частоте (от одного в месяц до нескольких в течение дня) и продолжительности (от нескольких секунд до нескольких часов).

Специфичность симптомокомплекса классической триады при феохромоцитоме составляет 94%, а чувствительность — 91%. При отсутствии классической триады и гипертонии диагноз феохромоцитомы можно исключить почти со 100% точностью.

Кроме классической триады и гипертонии могут выявляться и другие симптомы и признаки, в том числе тошнота, слабость, тревожность, гиперемия, боль в эпигастрии и в подвздошных областях, запоры, потеря массы тела, постуральная гипотония, ретинопатия, лихорадка, бледность, тремор, аритмии, парез кишечника, «кофейные» пятна и нейрофибромы. Для удобства запоминания проявлений феохромоцитомы используется мнемонический прием «пяти P» — сердцебиение, боль, бледность, повышенное потооделение и повышенное давление (palpitations, pain, pallor, perspiration, and pressure).

Лабораторные исследования

Необходимо исследовать суточную пробу мочи для определения общего уровня катехоламинов, метанефринов и ванилилминдальной кислоты.

Наиболее чувствительным и специфичным показателем служит повышение концентрации метанефринов, повышение концентрации ванилилминдальной кислоты наименее специфично (частота ложноположительных результатов составляет 15%). Оптимальной для исследования считают порцию, собранную во время криза.

В анализах крови может выявляться гипергликемия, гиперкальциемия и эритроцитоз.

Сообщается, что определение в плазме крови концентрации хромогранина А и кислого мономерного протеина, которые накапливаются и выделяются совместно с катехоламинами, характеризуется 83% чувствительностью и 96% специфичностью в диагностике феохромоцитомы.

Последние исследования указывают на то, что определение в плазме концентрации метанефринов — высокочувствительный метод диагностики феохромоцитомы, который, вероятно, будет применяться в недалеком будущем. Хотя в прошлом для диагностики применяли провокационные пробы, в настоящее время их используют редко.

Лучевые методы исследования

Методы топической диагностики следует применять лишь после того, как диагноз подтвержден биохимическими исследованиями. Примерно в 90% случаев феохромоцитомы локализуются в надпочечниках. Экстраадреналовые феохромоцитомы развиваются в симпатических ганглиях и могут быть обнаружены в любом месте от основания мозга до мочевого пузыря.

Однако примерно в 98% случаев экстраадреналовые феохромоцитомы располагаются на уровне живота или вдоль цепи симпатических ганглиев или в органе Цуккеркандля. Примерно в 1% случаев параганглиомы располагаются в грудной клетке (особенно вдоль паравертебрального симпатического ствола, в мегипредсердной перегородке или в яремном гломусе).

К другим редким локализациям относят стенку мочевого пузыря, семенной канатик и влагалище.

Радиоизотопное сканирование с 123I-метайодбензилгуанедином (123I-MИБГ) считают резервным методом, когда невозможно исключить феохромоцитому и результаты КТ и МРТ не позволяют определить локализацию опухоли.

123I-метайодбензилгуанедин имеет сходную с норадреналином молекулярную структуру и накапливается в феохромоцитоме или экстраадреналовой опухоли хромаффинной ткани.

При обследовании пациентов с наследственными синдромами, рецидивными феохромоцитомами или при злокачественных феохромоцитомах следует рассмотреть вопрос применении этого метода.

Лечение феохромоцитомы

Хирургическое удаление опухоли считается методом выбора и обычно приводит к излечению пациентов с гипертензией.

Предоперационная подготовка

Для контроля над уровнем артериального давления и профилактики гипертонического криза во время операции в предоперационном периоде осторожно назначают a- и β-адреноблокаторы. За 7-10 дней до операции необходимо начать терапию a-блокаторами и феноксибензамином, чтобы увеличить ОУК.

Следует ограничить количество потребляемой соли. Только убедившись в эффективности лечения a-адреноблокаторами можно начинать терапию b-адреноблокаторами.

Если начать терапию b-адреноблокаторами слишком рано, стимуляция a-адренорецепторов, не встречающая противодействия, может привести к гипертоническому кризу.

Утром в день операции назначают последнюю дозу a- и b-адреноблокаторов. Необходимо установить артериальный катетер и катетер Свана-Ганца, а также подключить кардиомонитор. Если планируется двухсторонняя операция, следует назначить гидрокортизон («стрессовый стероид»), чтобы компенсировать пониженное выделение кортизола после операции.

Техника операции при феохромоцитоме

Хотя в прошлом использовался передний срединный доступ, в настоящее время методом выбора при лечении солитарных аденом диаметром менее 8 см считается лапароскопическая адреналэктомия. При лапароскопическом вмешательстве используется четыре инструментальных порта, а сама операция, как правило, выполняется в положении пациента на боку.

При правосторонней локализации опухоли следует оттянуть треугольную связку, что позволяет сместить печень влево. При левосторонней локализации рассекают селезеночно-почечную связку, что позволяет повернуть селезенку медиально. При обоих приемах удается выявить лежащий глубже надпочечник, а современная оптика позволяет его хорошо рассмотреть.

При операциях по поводу феохромоцитомы хирург должен прежде всего обработать сосудистые структуры. Центральная вена правого надпочечникачрезвычайно короткая, и ее перевязка технически сложна, но после ее перевязки проще контролировать артериальное давление.

Окружающие сосудисто-волокнистые образования обрабатывают при помощи коагуляции и клипирования. При лапароскопическом доступе отмечаются менее выраженные колебания артериального давления, чем при открытом доступе. При локализации феохромоцитомы в надпочечнике следует удалять железу целиком.

При злокачественной опухоли необходимо выполнить максимально полное удаление. Двухстороннее вмешательство можно выполнить после поворота и повторной подготовки больного.

Осложнения и наблюдение после операции

После адреналэктомии часто отмечается гипотония, однако с ней можно справиться при помощи внутривенного введения изотонического раствора или коллоидного раствора.

Через 2 нед после операции, а затем ежегодно на протяжении 5 лет необходимо выполнять исследование суточной мочи на общее содержание катехоламинов, метанефринов и ванилилминдальной кислоты.

Исследования показывают, что если концентрация этих трех веществ возвращается к нормальному уровню, то выживаемость в этой группе пациентов достигает того же значения, что и в контрольной группе больных такого же возраста.

Прогноз при феохромоцитоме

Обычно артериальное давление у пациентов нормализуется еще до выписки. Полное удаление феохромоцитомы приводит к ликвидации гипертонии примерно у 75% пациентов.

Причиной гипертонии у оставшихся пациентов считают перестройку барорецепторов, случайную перевязку почечной артерии, установившиеся гемодинамические изменения, структурные изменения кровеносных сосудов, нарушение чувствительности сосудов к вазопрессорам, функциональные изменения почек или сосуществующая первичная или вторичная гипертония.

Статью подготовил и отредактировал: врач-хирург Пигович И.Б.

Источник: http://surgeryzone.net/onkologia/feohromocitoma.html

Проявления

  • Гипертензия может быть постоянной, преходящей или незначительной.
  • Сочетание сердцебиений, потливости и головной боли с гипертензией имеют большое прогностическое значение.
  • Также характерными признаками являются тревожность, тошнота и рвота, слабость и летаргические состояния.
  • К острым проявлениям относятся отек легких, инфаркт миокарда и динамические нарушения мозгового кровообращения.
  • Может манифестировать в периоперационном периоде, и, если диагноз не установлен и не начато соответствующее лечение, летальность высокая — до 50%.

Диагноз

  • Предположение основывается на клинических признаках.
  • При наличии клинических признаков исследуют наличие в моче катехоламинов или их метаболитов либо через 24 ч, либо (обычно) — на ночь.
  • После установления диагноза следующий этап — локализация.
  • Традиционно применявшаяся КТ с радио контрастированием нередко провоцировала феохромоцитомный криз, и в настоящее время ее избегают у не вполне стабилизированных пациентов. Можно использовать более современные контрастирующие вещества.
  • Мета-йодобензилгуанидиновое сканирование (МИБГ) — «меченые» изотопы йодида накапливаются хромаффинной тканью.
  • МРТ.
  • В необычных ситуациях, если опухоль экстраадреналовая (вненадпочечниковая), сначала ищут в брюшной полости, затем поиск расширяют. При экстраабдоминальной локализации феохромоцитом особенно ценным методом становится МИБГ.

Исследования, касающиеся анестезии

  • Должно быть уделено достаточно внимания ССС, включая УЗИ сердца (пациенты с персистирующей гипертензией, имеющие какие-либо указания на ишемию или сердечную недостаточность в анамнезе).
  • Сахар крови — избыток катехоламинов приводит к гликогенолизу и резистентности к инсулину, и некоторые пациенты становятся истинными диабетиками.

Перед операцией

При отсутствии вынуждающих обстоятельств, пациента переводят в отделение, имеющее опыт ведения такой патологии. По мнению автора, ведение таких пациентов «от случая к случаю» неприемлемо; клиническое руководство и авторитетные мнения поддерживают эту точку зрения.

Обычно ведение заключается в симпатической блокаде сначала альфа-, а затем бета-блокаторами (феноксибензамин и атенолол).

Преимуществом предоперационной блокада для пациента будет снятие симптомов и предотвращение влияния волнения на АД.

Предоперационная блокада позволит безопасно провести анестезию при удалении опухоли, предупредив гипертензивную реакцию на индукцию при анестезии и ограничит колебания АД, наблюдаемые при выделении опухоли.

Следует избегать несдерживаемой бета-блокады, так как теоретически существует риск повышения вазоконстрикции и провоцирования кризиса.

Хотя сообщения о подобных случаях были, многие пациенты окажутся уже получавшими бета-блокаторы по поводу гипертензии еще до манифестации заболевания без побочных эффектов.

Некоторые пациенты сообщают о прекращении их приема из-за плохой переносимости и ухудшения самочувствия. У пациентов с астмой, назначение которым бета-блокаторов может быть нежелательным, обычно допустимо ограничиться только а-блокаторами.

Применяют празозин и дексозазин. Будучи конкурентными селективными а-блокаторами, они не подавляют пресинаптический обратный захват норадреналина и, таким образом, позволяют избежать тахикардии, наблюдаемой при неселективной а-блокаде.

Тем не менее конкурентный блок может быть преодолен очень большим количеством секретируемого гормона (феноксибензамин является неконкурентным а-блокатором).

В литературе можно встретить данные как за, так и против применения селективных блокаторов.

Блокаторы кальциевых каналов, в частности никардипин, применяются и, вероятно, работают, ингибируя опосредуемый норадреналином вход кальция в гладкие мышцы. Они не изменяют секрецию норадреналина опухолью. Литературные данные противоречивы, и контролируемость АД во время хирургического удаления опухоли не всегда достаточна.

Метурозин — ингибитор синтеза катехоламинов. Токсичен, применяется ограниченно. Есть сообщения о применении магния. Он блокирует выброс катехоламинов, блокирует рецепторы, оказывает прямое вазодилятирующее действие и, возможно, защищает миокард. Применение магния широкой поддержки не нашло.

Существует предположение, что современные сердечно-сосудистые препараты, наряду с инвазивным мониторингом и лучшим пониманием физиологии, в состоянии обеспечить безопасное удаление опухолей без предоперационной подготовки.

Пациенты с феохромоцитомой различны, как и их опухоли; пациенты с тяжелой гипертензией и тревожными симптомами могут иметь гладкое интраоперационное течение, в то время как у других, имеющих минимальную симптоматику, может развиться острый отек легких, сердечная недостаточность и смерть. Любые исследования пациентов с феохромоцитомами неизбежно набирают лишь малое их количество, не покрывающее весь спектр проблемы.

С развитием генетического тестирования все больше случаев диагностируют до появления симптоматики — поведение этих пациентов может быть другим. Пока не накоплен достаточный опыт, авторы рекомендуют с осторожностью относиться к отказу от методики безопасной, проверенной и надежной — применение а- и бета-блокаторов.

Оценка симпатической блокады

  • 24-часовой амбулаторный мониторинг АД. Цель — добиться снижения АД ниже 140/ 90 мм рт. ст. за 24 ч, с частотой сердечных сокращений

Источник: http://www.ambu03.ru/anesteziya/anesteziya-v-xirurgicheskix-specialnostyax/feoxromocitoma/

Анестезия при операции: без чувства боли

Обезболивание при операциях по поводу феохромоцитомы

Анестезия (греч. ἀναισθησία — без чувства) — уменьшение чувствительности тела или его части вплоть до полного прекращения восприятия информации об окружающей среде и собственном состоянии.

Первые шаги

Не буду вдаваться подробно в историю анестезии, поскольку корнями она уходит в глубокую древность. Лекари по-разному решали проблему обезболивания, начиная от зубных палочек, алкоголя, питья наркотических вытяжек из растений мака, подзатыльника дубиной и заканчивая внутривенной, ингаляционной местной анестезией.

Тем не менее, эра анестезии началась не столь давно, 16 октября 1846 года, когда Мортон официально (хотя и до этого были успешные анестезии с закисью, эфиром и другими препаратами) дал эфирный наркоз пациенту.

С этого года люди многих стран вздохнули с облегчением — даже смерть под эфирной анестезией была благословенной. А смертей было ох как много. Они являлись достаточно обыденным, хотя и трагичным событием.

Долгие годы анестезия состояла из одного компонента — эфира, и этого казалось достаточным. Но изучая ответ глубоко спящего организма на хирургическую агрессию, пришли к выводу, что чего-то в анестезии не хватает.

То сон приводил к остановке дыхания, то пульс тарахтел так, что сердце, казалось, вот-вот взорвется (от недостаточного обезболивания).

Да и хирургам было не удобно резать пациента, если он как червяк елозит по операционному столу.

Эфир оказался далеко не идеальным анестетиком: малоуправляемый, больные просыпались спустя несколько часов после крупной операции с головной болью, тошнотой, рвотой. Он быстро угнетал дыхание, сердечно-сосудистую систему. Персонал, находясь в операционной, и часами вдыхая пары эфира, тоже чувствовал себя не лучшим образом, зарабатывая при этом хронические заболевания.

Достигая необходимого уровня обезболивания для оперативного вмешательства, врач нередко переходил грань, которая вела к интоксикации (депрессии дыхания, нарушения работы сердца).

Необходимо было выделить отдельно препарат, который бы только обезболивал и другой, который бы давал сон.

И тогда, применяя их совместно, можно было бы уменьшить общие дозы препаратов, значительно снижая их токсичность.

Химический прогресс

Что же в итоге придумали? Чем современная анестезия отличается от той, одноэфирной?

Спустя тридцать лет нашли препарат, который действует непосредственно на нервные окончания. Растением, которое стало прародителем современных местных анестетиков стал… кокаиновый куст.

Да, да, именно кокаин является первым местным анестетиком! Замечательный препарат с хорошими анестезирующими свойствами: он отлично обезболивал, использовался в офтальмологии, стоматологии, хирургии, — даже психиатры нашли ему место! Но его сгубило побочное действие — он оказался токсичным для центральной нервной системы, чем активно пользуются наркоманы и в наши дни.

История анестезиологии пошла двумя параллельными путями. Одни доктора считали, что местная анестезия самодостаточна, другие упорно добивались обезболивания с полным выключением сознания. Так появились местная и общая анестезиология. Однако третьи поняли, что если объединить оба вида обезболивания, можно значительно уменьшить токсичность как местных, так и общих анестетиков.

При этом химики находили всё больше безопасных препаратов, таких как новокаин, лидокаин (местные анестетики), хлороформ, этилен, ацетилен и наконец, управляемый и относительно безопасный фторотан (общие анестетики). Появились препараты для внутривенного наркоза, в число которых входили и наркотические препараты, обладающие выраженным обезболивающим действием (морфий, промедол, омнопон, фентанил).

Задачи современной анестезиологии

1. Обеспечивать обезболивание. Это несомненно! Анестезия должна прерывать любой болевой импульс: неважно, на каком этапе (на уровне нервных окончаний, на уровне нервного ствола, на уровне спинного мозга или головного мозга). Она должна обрывать любой ответ организма на хирургическую травму. Не должно быть никаких воспоминаний о боли.

2. Гарантировать безопасность. Сейчас, когда человек погибает во время плановой операции во время анестезии — это чрезвычайная ситуация, приводящая к уголовной ответственности врача. К сожалению, такое до сих пор случается, хотя и крайне редко.

Анестезия стала многокомпонентной, дозы анестетиков необходимые для качественной анестезии уменьшились за счет отделения мух от щей.

Анестетики сейчас обеспечивают сон, наркотики — обезболивание, релаксанты дают расслабление мышц.

Современные анестетики, обладая меньшей токсичностью и аллергенностью, куда более управляемы.

Наркотики, стали более мощными, короткоживущими (а значит, также более управляемыми), менее токсичными (меньше влияют на дыхание и сердечно-сосудистую систему).

Релаксанты. Требования — обеспечение достаточного хирургического доступа не только за счет разреза (операционная рана с каждым годом всё меньше и меньше), а также за счет мышечной релаксации, то есть, полного мышечного расслабления (сокращающийся пациент резко уменьшает операционное поле).

Все знают яд кураре, тот что используют индейцы в Америке. Он как раз и стал прародителем современных релаксантов. Он полностью выключает мышечную функцию человека, в том числе и дыхательную активность. В связи с чем возникла необходимость поддерживать дыхание, и тогда придумали аппараты для искусственной вентиляции легких.

3. Быть комфортной. Проходят те времена, когда пациент просыпаясь после планового грыжесечения, чувствует себя как после ужасного бодуна, корчась от боли с прилипшим усохшим языком, дивясь от плавающих стен и рогатых соседей, и периодически блюя желчью.

Теперь благодаря современным анестетикам, пациент просыпается практически сразу после последнего шва, его не тошнит, нет мучительной боли и галлюцинаций.

Но здесь многое зависит от оснащения больницы препаратами, аппаратурой, и мастерства врача-анестезиолога. Ну и оперативных возможностей хирурга.

Именно искусство хирурга дает возможность уменьшить разрез, провести все манипуляции технически аккуратно, значительно уменьшая травматизм тканей.

Таким образом снижается общая доза сильнодействующих препаратов и улучшается качество послеоперационного периода.

Что касается пробуждения во время операции. Не скрою, такая возможность есть.

Релаксанты маскируют неадекватную анестезию за счет того, что пациент не дергается, и если не обращать внимание на другие показатели (пульс, давление, холодный пот, расширенные от боли и ужаса зрачки), можно обеспечить пациенту поездку в ад, которую он никогда не забудет.

Но опять же, совсем острой боли не будет из-за действия наркотических анальгетиков либо местной анестезии. Конечно, такие случаи очень и очень редки, и каждый случай — это ЧП, явно не красящее нашу работу.

Вспоминаю байку старого анестезиолога (правда или не правда — не знаю). Дело происходило в далекие восьмидесятые. Повадились пожизненно заключенные поступать в больницу с инородными телами в желудочно-кишечном тракте. Глотали гвозди, иглы и прочую хрень.

Их оперировали, кормили больничной едой — белые простыни, красивые сестрички, бесплатные наркотики. Один, второй, третий… надоело докторам.

И тогда анестезия для таких пациентов стала проводиться особым образом: слабый анестетик, вводились короткие релаксанты подключение к аппарату, снова вводились релаксанты уже длительного действия, контролировалось давление препаратами, снова слабый анестетик к концу операции и отлучение от аппарата ИВЛ. То есть фактически, вся операция проходила при полном сознании. Один, второй глотатель — и всё, больше обращений не было.

Виды анестезии

Местной называется анестезия, которая действует на строго определенную область тела, без влияния на сознание пациента. Инфильтративную я не буду описывать, поскольку этим занимаются хирурги.

Это просто введение местного анестетика в область разреза, вроде мелких вмешательств — вскрытие гнойника и ушивание порезов.

Я же хочу пояснить, что такое эпидуральная, спинальная и проводниковая анестезии.

Смысл проводниковой анестезии в блокировании импульса по нервным стволам. Это как перекрытие водопроводного крана.

Если закрыть в квартире, то воды не будет только в этой квартире, если перекрыть в подвале, то воды не будет в одном подъезде, если перекрыть общий кран, то обезводится целый дом.

Так и у человека: если блокировать на уровне кисти, то импульсы перестанут поступать с пальцев рук, ладони, если на уровне шеи, то нервные импульсы перестанут поступать от всей руки.

Спинальная и эпидуральная анестезии проводятся на позвоночнике, когда планируется обезболивание груди, живота, промежности, нижних конечностей.

Спинальная — это когда тоненькой иглой после предварительного обезболивания, между поясничными позвонками проникают в спинномозговой канал, ниже уровня спинного мозга, получают прозрачную жидкость, вводят местный анестетик. Низ груди, живот, промежность ноги немеют.

Качество анестезии и релаксации отличное, но действие по времени ограничено.

Эта анестезия используется на операциях кесарева сечения, удаления геморроидальных узлов, ампутации нижних конечностей, грыжесечения, различных травматологических операциях, то есть там, где вмешательства не слишком длительные.

Для продленной анестезии проводят эпидуральное обезболивание. Колют также иглой, но другого калибра, процедура безболезненна, только уровень укола может варьировать от задачи и места оперативного вмешательства.

Допустим, при операции на промежности, колоть будут в поясничный отдел позвоночника, если операция проводится на желудке, тогда укол проводят в грудном отделе позвоночника. Определенным способом попадают в канал, находящийся рядом со спинным мозгом.

Устанавливают специальный катетер, и обезболивание можно проводить не только во время оперативного вмешательства, но и в послеоперационном периоде. Применяют как обезболивание при родах и онкоболезнях.

Однако и она не лишена осложнений, подчас жизнеугрожающих.

Аллергия на местный анестетик может привести к анафилактическому шоку, случайное введение местного анестетика в кровоток — к остановке сердечной деятельности, высокий спинальный блок может привести к остановке дыхания, падению артериального давления.

Такие осложнения возникают при грубых нарушениях методик проведения анестезии. Опять же, все эти осложнения можно предупредить превентивными мерами, которыми обучены врачи-анестезиологи.

Общая анестезия дает не меньше проблем, при этом также может привести к печальному исходу: проблемам с дыханием, анафилактическому шоку на препараты, кардиодепрессии.

Местная или общая?

Какую бы вы выбрали? Конечно, подавляющее большинство выберет общую. Красота — уснул, проснулся. Ничего не помню, ничего не видел… Но какая анестезия более безопасна? Однозначного ответа нет и не будет, всё зависит от состояния пациента.

Если пациент — компенсированный молодой юноша, то к нему можно применить любые методы обезболивания.

А вот если такой юноша поступит с ножевым кровотечением в брюшную полость, тут однозначно нужно проводить общую анестезию и применять только препараты, не угнетающие кровообращение, вроде кетамина.

Хотя кетамин в плановой хирургии практически не используется из-за его галлюцинирующих свойств.

Если у парня окажется выраженное ожирение, значит с большой вероятностью возникнут проблемы с дыханием и, скорее всего, будут применять либо местную анестезию, либо общую, но с подключением к аппарату искусственного дыхания.

К пожилым людям с проблемами сердечно сосудистой системы нужен особый подход: им также можно применять оба вида обезболивания, однако препараты придется титровать, общая доза анестетиков будет уменьшена.

Пациентам с проблемами дыхания многие рекомендуют применять местные (спинальные, эпидуральные) методы обезболивания, а если анестезия общая, то с обязательным протезированием функции внешнего дыхания (ИВЛ).

Ампутации нижних конечностей, эффективно и безопасно проводить под местной анестезией. Опять же, если больной ослаблен, то мы проводим общую анестезию с переводом больного на ИВЛ, поскольку снижения артериального давления во время спинальной анестезии (что происходит практически всегда) больной может не перенести.

Да, вы можете отказаться от того или иного вида анестезии, это ваше право. Однако прежде чем давать категорический отказ, попросите врача обосновать предложенный вид анестезии, спросите, чем она лучше других методик.

Нормальный врач спокойно обоснует свой выбор, объяснит по полочкам методику анестезии, возможные изменения во время операции. Слушайте и задавайте вопросы, попытайтесь найти общий язык с доктором. Это не значит, что вам нужно «болтать за жизнь», но будьте искренни, правдиво отвечайте на вопросы, не стесняйтесь признаться в своих страхах и сомнениях.

Владимир Шпинев

Фото thinkstockphotos.com

Источник: https://apteka.ru/info/articles/avtorskie-kolonki/bez-chuvstva-boli/

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.